Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Вспоминает Дзерасса Албегова (Кулаева)

Во Владикавказ мы переехали, когда я была совсем маленькая. Жили в Подгорном переулке, сейчас улица Ботоева, в 14 номере. Это был маленький красивый переулок. Наш дом был крайним, а дальше шел забор сада Шмидта. Мы жили рядом со Шмидтами. Павел Шмидт — знаменитый архитектор, был красивый, интеллигентный, всегда аккуратный. Лучшие дома в городе строились по его проекту. И дом, где он жил тогда, мы сейчас называем Тхапсаевским. Семье Тхапсаевых такой дом и не снился, они были довольно бедные, жили в Ардоне, и только когда он стал знаменитым народным артистом страны, ему выделили этот дом. Там, в полуподвальном помещении, жил дворник с семьей, помню их сына Васю.

Со Шмидтом я не общалась, потому что он был взрослый мужчина, а я была молода и робела, мне и смотреть на него неудобно было. А вот с женой его, Ермилией Францевной, была хорошо знакома. Она заведовала кафедрой иностранных языков в сельскохозинституте. Знала английский, немецкий и французский в совершенстве. Семья Шмидтов тут оказалась по стечению обстоятельств. Ермилия Францевна была больна, что-то с легкими, и Шмидт вынужден был переехать сюда. И дети их (три девочки и сын) родились здесь.
Читать дальше на Градусе-
Вспоминает Дзерасса Албегова (Кулаева)

(no subject)

раз в два года мне звонит одна и та же женщина. Разговор наш за годы знакомства не претерпевает изменений ни на йоту:
-Алле! М... можно? - .невнятное мужское имя на М. бесит даже больше, чем звонок в полдвенадцатого ночи.
-Видимо, вы ошиблись номером, здесь таких нет. Какой номер вы набираете? - отвечаю я, уже зная, что будет дальше.
Дама в трубке называет мой номер.
- Да, это мой номер, но никаких М. тут нет и не было
- А вы кто? - этот вопрос ввергает меня в ступой
- Я такая -то. 
- А где М?
-Не имею представления.
Голос женщины срывается на крик:
- Нет! -вопит она - Вы знаете! Просто не хотите говорить, голубушка! 
На голубушке я отключаюсь. 
Два года назад, после 15 ее звонков, позвонил суровый дядечка - ее внук или сын, или брат или сват, и решил, видимо, на меня наехать. Но потом передумал и понял, что бабка ошиблась. Из всех предыдущих звонков я поняла, что М какой-то телевизионно-холодильный мастер, который пообещал им что-то починить, и банально их кинул. Видимо, в их семье опять что-то сломалось.

Как образовалось село Ахсарисар


2005.11.18 029В 1898 году 30 декабря, 43 семьи, 153 чел. Муж. Пола и 130 чел. Женского пола,всего 283 чел. выходцы из осетинских приходов: Тибского, Галиатского, Махчесского и Стыр-Дигорского, из-за тяжелого положения — безземелия и крайней бедности, были вынуждены покинуть коренные места жительства и поселиться на земле землевладельцев Тугановых (Дур-Дур) и Кубатиевых. По их словам, в следствие больших налогов на землю, долгов по их оплате и невозможности погашения задолженностей, а также из-за давления магометан на нравственно-религиозную сторону их жизни, вышеуказанные жители, составили прошение Его Преосвященству Владимиру, Епископу Владикавказскому и Моздокскому, о поселении их в близлежаших христианских поселках или особым отдельным подселком на казенных участках земли Алагирского лесничесва на полянах в местности под названием Ахсари-Сар. Последнее было удовлетворено в 1899 году. Семьи которые переселились дали подписки, в которых отказывались от своих земель в коренных местах жительсва.

Сахаггата. Еще несколько слов.

Сахаггата - это один из отселков Верхнего Мизура. Находится он между старым Ксуртом и Верхним Мизуром. Дорога там если и есть, то совсем плохенькая, так что лучше воспользоваться случаем, и прогулятся пешком.

Сахаггата башня

Collapse )

Андрей Тарковский как фотограф

Оригинал взят у ulysses85 в Андрей Тарковский как фотограф
С конца 1970-х, собирая материал для фильма «Ностальгия», режиссер Андрей Тарковский много фотографировал на «Полароид» — свою семью, Воробьевы горы, деревню под Рязанью, где у него был свой домик. Впоследствии 60 работ постановщика, сделанных с 1979-го по 1984-й, вошли в книгу Instant Light, изданную в 2006-м (я привезла ее из Москвы, любопытная вещь; почти каждая карточка снабжена комментариями АТ).

Предисловие к альбому написал Тонино Гуэрра: «В 1977 году на мою свадебную церемонию в Москве Тарковский пришел с камерой „Полароид“ в руках. Он только что открыл для себя этот инструмент и, находясь среди нас, с большим удовольствием пользовался им. Он и Антониони были моими свидетелями на свадьбе. <...> В те времена и Антониони тоже часто пользовался „Полароидом“. Я вспоминаю, как в одной из ознакомительных поездок в Узбекистан, где мы собирались снимать фильм, который после так и не был нами сделан, он решил отдать трем пожилым мусульманам снятую для них фотографию. Старейший, бегло взглянув на снимок, вернул его со словами: „К чему останавливать время?“ <...> Тарковский часто размышлял над подобным полетом „времени“ и желал только одного: остановить его — пусть даже и быстрым взглядом из моментальных полароидных изображений».

Начало темы
Стенли Кубрик как фотограф
Деннис Хоппер как фотограф
Кен Рассел как фотограф





Collapse )

Ну, собственно, а что вы хотели?

Знаете, это уже даже не смешно, но отчего-то вовсе не удивительно. Это напоминает анекдот, который рассказывают сто раз подряд, когда уже хочется придушить рассказчика, но ... Нет, вы серьезно думали, что Медведев останется? Не смешите мои тапочки, господа. Господа, нас "развели", разве вы не поняли еще?

Да Бог с ними. Знаете, я вот ведь совсем не про это. Я все время думаю о том, что за эти 11 лет выросло целое поколение конформистов, и конформизм перестал быть ругательным словом, а может и не был он ругательным словом, а нам это только говорили. Знаете, я вокруг себя вижу огромное количество удивительных молодых людей, которые отстаивают свои интересы, которые работают честно, которые неравнодушны к окружающим, но которым все равно, кто там наверху. И, знаете, я тоже конформист, мне тоже без разницы кто там наверху, просто потому что нам тут внизу будет видна только жопа, а какая разница какую жопу ты видишь над собой.
Наверное, я конформист, потому что меня гораздо больше волнует то, чтобы Пашка задышал, наконец, полной грудью, и чтобы N. уехали на операцию, и чтоб в Комсомольце крыша не текла, и чтобы кто-нибудь помог семье Г. стройматериалами, потому что у семьи Г. 9 ребенок на подходе, а крыша в доме обвалилась. И я, блин, понимаю, что никакая властная задница не сможет в этом помочь, даже если она будет расчудесной и не будет портить воздух некстати. И знаете, таких ведь много, кто махнул уже рукой и стал просто делать сам то, что должно бы делать государство. Не, собственно, а что еще остается, так ведь? Не, можно, конечно, "валить", ну что об этом говорить, да смешно об этом говорить, право слово, а кто тогда тут останется, если все свалят? Может, стоит просто махнуть рукой и "делай, что должно, и будь что будет?".
Я смотрю на таких молодых конформистов и понимаю, что не будет у нас революции, потому что этим ребятам важнее будет оплатить ребенку операцию, нежели свергать власть, как бы она их не устраивала. Я не знаю, правильно ли это, правда, не знаю. Но мне кажется, что само их существование это уже революция, потому что когда-нибудь власти, глядя на них, станет стыдно. Мы не доживем, конечно, но когда-нибудь это случится обязательно.

Но, иногда, вот очень-очень редко, когда совсем тошно от ТВ-новостей, мне становится очень жаль, что я не родилась цыганкой. Нет, даже не потому, что они умеют смеяться на похоронах и плакать на свадьбах... У них нельзя отнять родину. Нельзя отнять то, чего нет. Но даже у цыган есть свой "юрьев день".

Старый Новый год

В ночь с 13 на 14 января осетины справляют Ног бон / Нæуæгбон / Анзисæр (новый день/ голова года), соответствующий Новому году. По замечанию В. Ф. Миллера, «теперешнее название Нæуæг бон – новый день – ведет свое начало, вероятно, со времен раннего христианства, с январского нового года, так как едва ли можно предположить, что древние предки осетин вели новый год с января. Некоторые черты празднества указывают на его связь с солнцеворотом и с русскою колядою» (7, II, с. 266).

По словам его осетинского информатора Таймураза Хетагурова, ночь накануне праздника, то есть 13 января, считается особенно священною. К этому времени домашние хозяйки готовят из пшеничной муки лепешки в виде фигур людей, животных и разных предметов. Большая именуется деда, а другие – лæппынтæ (детеныши), некоторые из них носят название различных земледельческих орудий. Ими угощают тех членов семьи, которым предстоит пахота.

Приготовляются также лепешки с сыром, под названием басылтæ, а также большой пирог, называемый æртхурон. Съесть этот пирог должна вся семья без посторонних. По авторитетному мнению проф. В. И. Абаева, названия этих видов ритуальной выпечки связаны с раннехристианским влиянием праздника св. Василия, который совпадал с новогодними днями. Второе слово обозначает не только ритуальный пирог, но и культовое название огня / света, который в далеком прошлом посвящался этому празднику. В этом смысле очень интересно диалектное название этой выпечки среди осетин-дигорцев – родзингæ.

Слово Æртхурон буквально означает «огонь солнечный / огонь – дитя солнца». Что касается слова родзингæ, то здесь речь идет об окне (рудзынг / къæрадзгæ) – источнике света в жилом помещении. Такая интерпретация однозначно свидетельствует о том, что в архаические времена четко осознавалась прямая связь между важнейшим празднеством этого цикла – зимним солнцеворотом и главным ритуальным кушаньем.

Любопытно, что эта выпечка начинялась сложной по составу массой. Обильно клали лучший сыр, жир, яйца, отварные зерна злаков. По словам знатоков народного быта, этот пирог был очень сытным, а из-за высокой жирности начинки – труднопоедаемым. Тем более, что на каждого члена семьи приходился один большой кусок, который по ритуалу надлежало съесть. Магический характер предполагал каждому домочадцу успеха в новом году, что достигалось поеданием одного куска от общего пирога. С этой целью в начинку добавлялись своеобразные символы будущего счастья – монетка, пучок шерсти, кусочек ткани и другие несъедобные апотропеи. Считалось, кому что достанется в процессе дележа пирога, тем тот и будет счастлив в наступающем году.

После того как вечером перед домом разожжены костры, в очаг или печь вкладывали большой новогодний чурбан, который по-осетински назывался «Ног боны къодах». Он должен был символизировать обеспеченность семьи дровами, огнем, светом и теплом. К позднему вечеру семья в полном составе собиралась в доме вокруг стола. «Мужчины садятся у столиков для ужина. Хозяин дома произносит с обычными обрядами длинную молитву, в которой высказывает разные пожелания для грядущего года и благодарит Бога за прошедший год, каков бы он ни был для его семьи. В молитве стараются не забыть ничего желательного, так как существует убеждение, что именно в это время, то есть при начале года Бог распределяет всякое добро на весь будущий год. По окончании ужина домочадцы не спят, потому что ожидают прихода поздравителей. Все мальчики и молодые люди аула небольшими партиями отправляются бродить из дома в дом с поздравлениями. Подходя к дому, они начинают петь песню («Хæдзаронтæ / Басилтæ». – В. У.)...

После этой песни колядовщики набирают в дровяном сарае щепок и входят в саклю со щепами в руках. Бросая их на пол, они говорят: дай вам Бог столько счастья! (уал хорзæхы уын Хуыцау раттæд // ауал хуарзи уин Хуцау радтæд!) Потом каждый из поздравителей обращается к хозяину или к хозяйке с поздравлениями и пожеланиями: да застанет вас каждый год этот праздник в еще лучшем виде (Ног бон уыл алы аз хуыздæрæй цæуæд // О Басилтæ уæбæл али анз хуæздæрæй цæуæнтæ).

Если между колядовщиками взрослые, то их угощают в сакле, а мальчикам дают лепешек, бараньих ножек, наливают пива в принесенный ими бурдючок и просят потанцевать. Некоторые из пришедших надевают маски, выкроенные из бурки, и пугают детей. Затем, получив подачку, колядовщики переходят в другой дом, избегая дома, в которых в течение года произошло какое-нибудь несчастье. Но хозяева посещенного дома не могут спать по уходу колядовщиков, потому что на смену первой партии является новая, и так продолжается с перерывами до самого утра.

На рассвете хозяин дома раскладывает на дворе пучки соломы по числу умерших членов рода и зажигает их со словами: рухсаг ут, нæ мæрдтæ! Уæ зынджы хай макæд ахуыссæд // рохсаг уотæ нæ мæрдтæ! Уæ зинги хай макæд ниххуссæд! Будте светлы, наши мертвые, доля вашего огня да не потухнет! При этом им руководит мнение, что он таким образом снабжает мертвых новым огнем на наступающий год.

В день нового года посещают друг друга мужчины с поздравлением. При этом есть примета, что первый гость приносит счастье или несчастье в наступившем году. Гость входит с теми же обрядами и пожеланиями, как ночные колядовщики. Хозяева замечают, кто был у них первым гостем, и если в течение года случается удача или несчастье, приписывают то и другое его приходу. Взаимные посещения и угощения продолжаются несколько дней подряд» В. Уарзиати