Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

возвращение имени

На госпитальное мы поехали не просто так, а с целью найти братскую могилу.
Когда мы занялись проверкой военных списков, к нам стали поступать хоть и редкие, но обращения - "а посмотрите моего", "а вот такой-то вам не попадался?". Тут как раз был тот самый случай, когда человек в нашем списке нашелся. Батыр Бесагурович Кулов, уроженец Даргкоха, в нашем списке шел под номером 475.  Из книг умерших госпиталя, мы знали приметы по которым на  кладбище надо искать могилу, и передали все это родственникам погибшего. А вчера мне позвонили: "завтра едем искать, не могла б ты поехать с нами". Отчего ж не могу?! С удовольствием!
Если честно, было немного волнительно. В первый раз я попала в подобную ситуацию, когда вдруг стала невольным свидетелем такой вот встречи, да еще и таким широким составом: сын погибшего, зятья, племянники и племянницы и даже маленькие дети.

Могилу мы нашли довольно быстро, к счастью ни вход от которого в 42 году отложили 500 метров до армейского  участка, ни рельсы до которых значилось 50 метров, за столько лет никуда не делись. А вот сама могила, если не знать, что она там есть, маловыразительна.
F5807

Насыпной холм, протяженностью метров 70, поросший травой в половину человеческого роста без всяких опознавательных знаков и табличек. В 42 году тут был длинный ров, траншея, куда свозили умерших из госпиталей Владикавказа. Их складывали в эту траншею и присыпали землей.  Такая же незавидная судьба постигла и Батыра Бесагуровича.
Кулов Петр
Вот он, еще до войны. А стоящая женщина, одетая в пеструю кофту - его жена Лиза. Батыр родился в 1908 году и  рано остался сиротой. Его, сестру и младшего брата  воспитывал старший брат Савелий. До войны Батыр Бесагурович работал разъездным механиком на машино-тракторной станции в Даргкохе, а когда ту перевели в Хумалаг, переехал с семьей туда. В 1932 году он женился и до войны у него родились трое детей. В 1942 году Батыра призвали в армию и он сразу же попал на фронт в 31 стрелковый полк. Пехота. Необученные солдатики, бывшие крестьяне, которых бросали в бой без подготовки. Умеешь курок нажимать и ладно. В декабре 1942 года в боях за Владикавказ был ранен в плечо и умер от ран в госпитале. А потом его тело закопали в этой самой траншее.
G_5874

Ирине Заурбековне было 8 лет, когда до них дошла весть, что Батыр в госпитале. Жена Батыра -Лиза подхватила ее за руку и они отправились искать. Она рассказывает, как они шли от разбомбленной турбазы до 21 школы, в которой располагался госпиталь. А когда зашли в палату, а там никого уже не было. Только свернутый матрац и табличка с именем. Они кинулись спрашивать, но никто им ничего сказать не мог. И только сторож сжалился над ними и сказал, что Батыра похоронили уже. Найдя траншею Лиза долго не могла поверить в такое горе, пыталась палкой разворошить землю, чтобы убедиться, что ее муж лежит там. Земли-то присыпано не много было. Но в конце концов ее оттащили и кое-как успокоили.
Сейчас, почти через 70 лет, это звучит отдаленно, спокойно. Но если представить...

G_5877
Вот и Борис Батырбекович - единственный из детей Батыра, кто дожил со сегодняшнего дня, слушает, хоть слышал уже эту историю много раз. На месте событий все воспринимается по-другому. И безымянный, поросший травой ров, тоже по-другому смотрится, если представить, или вспомнить...

В этой траншее лежат более 150 человек, и у каждого есть судьба, свое имя, свое место, хоть и последнее. Теперь мы знаем одну историю, одного человека и этот холм уже не будет безымянным.

Гармонистка

Я не помню как ее зовут. Может забылось, а, может, я просто не знала. В 1987 или 1988 году мы въехали в новую квартиру. Я помню, как мы ее выбирали, по обмену, съезжаясь с моей прабабушкой. Родители тогда взяли меня с собой, благо новое жилье было в пяти минутах ходьбы от старого.   Когда мы пришли туда первый раз, мне запомнились только линолеумные плитки на полу, какого-то страшного сине-желтого цвета. А потом мы въехали. После панельной однушки новая квартира казалась огромной. В ней было целых 2 комнаты и высоченные потолки. Такие высокие, что если задрать голову, нельзя было рассмотреть трещины на побелке, просто потому что потолок всегда скрывался в тени. Осветить его было почти невозможно, с этим не справлялась даже новенькая восьмиламповая чешская люстра, которую папа притащил откуда-то. Все-равно, в углах оставалась липкая темнота, покрывающаяся мгновенно паутиной.  Еще в доме были  очень длинные лестничные марши и широкие перила по которым здорово было скатываться на попе. Эти дома на ВДНХ называли кремлевскими. Построенные в конце 50-х годов, похожие со сталинскими пятиэтажками, как братья близнецы, они все же котировались хуже, чем настоящие "сталинки". Говорят, планировка была уже не та. Но тогда мне до планировки дела не было. Еще поговаривали, что название свое дома получили, потому что в них жила кремлевская обслуга. Может и правда. Квартиры были коммунальными, с длинными коридорами, поменьше, конечно, чем в старых фильмах, но все ж таки длинными.
В эти годы дом менял жильцов, старые коммуналки превращались в элитное по советским меркам жилье. Но кое-где оставались еще старые жильцы.  Таким старожилом и была Гармонистка. Говорят, что жила она в доме с самого его, дома, основания, то есть с 1959 года.
Грузная старуха, всегда ходившая с коричневой палкой, которой неумолимо и беспощадно огревала любого ребенка, неудачно подвернувшегося ей под руки.  Все дети нашего двора боялись ее до посинения, и прятались, едва заслышав ее тяжелую поступь. Родители этим нещадно пользовались и для каждого ребенка  Гармонистка превращалась в неизменного Бабайку, которого обязательно позовут, если не прекратить вести себя плохо.  Мне в этом смысле было сложнее всех, потому что жила она в коммуналке напротив нашей квартиры. Соседка ее - полная ей противоположность - худенькая, фанатично-верующая женщина, имела на Гармонистку странное успокаивающее воздействие, но даже она не всегда была в силах сдержать темперамент товарки, и тогда они ссорились. За стенкой слышались раскатистые басы артиллерии. Гармонистка совершенно не умела разговаривать тихо. Стоило ей открыть рот, как любой, даже самый страшный, гром мог показаться тихой возней милых мышек в углу. А еще Гармонистка ругалась матом. И ее не смущало присутствие детей. Ее вобще мало что смущало. Она не стеснялась в выражениях, заставляя, порой, краснеть даже самых отъявленных бандюганов нашего района и те становились тихими, и пару ночей не воровали колеса на машинах жильцов. Хотя на жильцов ей было наплевать. Складывалось ощущение, что она вобще никого не любила. Единственное живое существо, которое вызывало у нее хоть какие-то эмоции, был наш дворовой пес Цыган, которого она украдкой подкармливала. Иногда Гармонистка крепко выпивала и бралась за гармонь, и тогда я, панически боящаяся пьяных, не высовывала нос из квартиры. А по подъезду разносились сбивчивые трели.
В тот день мы с родителями возвращались от родственников. Было 9 мая, мы только что смотрели как в небе, переливались зеленью вспышки салюта, отчего Рабочий и Колхозница покрывались пятнами , будто их пометили зеленкой, как при ветрянке. Мы шли держась за руки и весело болтали. Еще на первом этаже мы услышали нестройный частушечный лад. Вслед понеслись и острые куплеты. Сбиваясь, матерясь во весь голос, Гармонистка пела. И пела, видимо, уже долго. Пока мы поднимались до 4 этажа, из дверей выглядывали любопытные соседи, взгляд их был весьма усталым и немножко сочувствующим. Они качали головами и робко посматривали наверх, откуда громыхала гармонь. К четвертому этажу мои родители созрели для того, чтобы прочесть отповедь самому Дьяволу, а мой словарный запас, наверняка, пополнился, как минимум дюжиной новых нецензурных идиоматических выражений. Но никакой отповеди не случилось.
Гармонистка сидела на колченогой табуретке, прислонившись к стене. Глаза ее были прикрыты, вечная клюка прислонена к коленке.  На ней была одета старая выцветшая гимнастерка, вся левая сторона которой была увешана наградами. Она прекратила играть и обвела нас, оторопевших, мутным взглядом. Смущенные, мы поздоровались и проскочили украдкой к себе домой. За нашей спиной раздалась нестройная мелодия. Мама что-то тихонько шепнула папе, папа кивнул, и, не раздеваясь, вышел. Меня быстро отправили спать, но сквозь полуприкрытые глаза, я заметила как вынесли на лестничную клетку журнальный стол, укрытой белой скатертью, как тихонечко мама собрала нехитрую снедь, как загудели голоса соседских мужиков и баб. Как полилось на несколько голосов, тихом хором:
Темная ночь, только пули свистят по степи...
Через много лет, вернувшись жить в родительскую квартиру, я узнала, что Гармонистка умерла. Говорят, ее хоронили всем домом.

Золото Мафии

Оригинал взят у vespro в Золото Мафии
Ну вот, знакомьтесь.
Смотрите, кого я сегодня морковью кормила.



Кто решил, что это лошадь, тот прав частично. Это доктор. Ипо-терапевт. Но отчасти и несомненно лошадь.
Collapse )
Это "Золото Мафии" (дети его зовут Карамелькой) работает ипо-терапевтом бесплатно. Потому что семьи с такими детьми редко бывают богаты. А в месяц на жизнь ему нужно минимум 20 тысяч рэ.

И что еще важно: деньги можно переводить БЕЗНАЛОМ, на счет того центра, где живет наш доктор.
Ребята, нет ли у вас знакомой компании, которая хочет такую "звездочку на фюзеляж"?

Не всякому доводится содержать чистое Золото Мафии, а?

Перепоста прошу.
Ибо ищем спонсора.

Это, товарищи, гуглить надо осторожно.

Оригинал взят у greenbat в post
О-о... Переводчик сейчас, я мню, схоронился в самом темном месте квартиры, чтобы заказчики не нашли.



Как сказал, отсмеявшись, Митька: "А так да, развивающие игры. Хоть тут не ошиблись".
(Гуглеж слова по картинкам рекомендую проводить осторожней. Даже "умеренная фильтрация" не помогает. А если на работе или дети за спиной, так и вовсе не надо.)

Итоги года для проекта "Потерянная Осетия"

Как младенцу считают день рождения каждый месяц, так и мы, как молодые родители, отмеряем еще свое время месяцами. Так будет еще недолго, еще чуть-чуть, каких-то три месяца и "Потерянной Осетии" стукнет год  и дальше, даст Бог, мы будем отмерять наше время годами. Но в Новый год принято подводить итоги, и нам  не избежать этой участи. Возможно, они будут чуть сумбурные, может, слишком личные, но какие есть.
30 марта 2012 года проект "Потерянная Осетия" появился на свет. Это, конечно, официальный День рождения, а сколько мы с Вадимом Дьяконовым  (ak dyakonov) готовились, сколько вынашивали, спорили, ругались, сколько ночей провели в виртуальных разговоров и не сосчитать. Ну чисто родители, ожидающие первенца. Вадик, ну правда, так и есть. Так или иначе, 9 месяцев проект "Потерянная Осетия" существует. Многим это нравится, многим не очень. Что было сделано? Что удалось? Что нет?
Давайте по порядку.
Сейчас на карте проекта описано 612 памятников культуры Северной Осетии. Это все памятники федерального и регионального списка. Описано 240 сел Северной Осетии (брошенных и на грани исчезновения). Из них 10 сел известны нам только по документам и в данный момент стерты с лица земли. От них не осталось даже развалин. 3 села мы нашли руины, но до сих пор не смогли установить название. 
Преодолевая технические дебри, мы все-таки сумели добавить Южную Осетию. И за неполные 2 месяца ее существования в проекте описано 42 памятника культуры.
Вобщем неплохие показатели для столь юного создания. 
В разных интернет-сетях нас поддерживает около 1000 пользователей, многие из которых принимают активное участие в жизни проекта. В первую очередь я бы хотела поблагодарить за деятельную позицию Макса Гиджрати, Андрея Гриценко, Олега Рубасова и многих других, кто был с нами рядом, обсуждал и советовал, испытывал и помогал.

Но самое главным в этом году стало то, что мы делали офф-лайн. Мы шумели, ругались, писали письма в высокие инстанции, приглашали специалистов, созывали экспертные советы, и все это делала команда дилетантов, ни у одного из которых нет профильного образования в области памятников культуры. Да, это так. НО ... Но нас услышали, мы все вместе смогли, наконец, пробить брешь в толстой стене замалчивания этой проблемы. Судьба памятников стала предметом общественного обсуждения, и власть не могла уже не реагировать на это. Дело потихоньку стало двигаться в нужном русле.
Что сделано конкретно:
1. Сдвинули с мертвой точки вопрос с башней Курта. Провели осмотры, выбрали тактику, благодаря всем вам собрали 58000 рублей на ее консервацию.
2. Сделали очень важный шаг к признанию и постановке на учет наследия Сосланбека Едзиева ( ни для кого, думаю, не секрет, что ни одно надгробие работы Едзиева не поставлено на охрану), и не только его, всех фигуративных надгробий. И это был тяжелый, нудный труд по описанию и каталогизации, который занял у нас много месяцев и до сих пор еще нельзя сказать, что мы его закончили. Хотя сделано многое и сделано по всем правилам.
3. Проведена огромная аналитическая работа, в первую очередь работа с архивом, за которую надо сказать спасибо Саше, который полгода дышал архивной пылью добывая посемейные списки по всем селам Осетии. И он это сделал, так что теперь архивный сегмент описания сел, а главное фамильный поиск основывается на четких документальных свидетельствах. Саша, бросай свою лесопилку, возвращайся к нам. Так же мы попробовали свести все источники по памятникам  и подвести их к единому знаменателю. Не скажу, что это нам удалось сделать, но мы постарались.

4. Мы объездили с мониторингом практически половину Осетии. И тут, конечно, надо поклонится Игорю. Именно его Нива штурмовала такие дороги, что вам и не снились, и неизменно выбирались из всех передряг. Псих, ту лавину и дорогу в Ход я нивжисть не забуду. После этого я с тобой хоть на край света поеду.

И еще одно спасибо anzor_m Ему хватило терпения на ведение групп, общение с людьми, да еще и на бесконечные выезды. Спасибо тебе, Анзор. Думаю, нас ждет интересный полевой сезон в следующем году.

Что нам не удалось?
Не удалось начать работы по консервации Курта в этом году. Не удалось довести работу по туристическим приложениям. Не удалось закончить работу по спискам выявленных памятников. Но у нас впереди еще много времени, мы все успеем.

С чем мы вступаем в Новый год?
В первую очередь - с новым дизайном На данный момент готова демо-версия главной страницы http://lostosetia.ru/new.php
И до сих пор она еще тестируется и открыта для обсуждения тут. В этом же посте нашего технического директора Вадима Дьяконова можно узнать что изменилось и что несет новый дизайн. 
Мы входим в Новый год с верными друзьями,  с прекрасными старшими товарищами, до коллег мы - молодежь не доросли еще, но мы стараемся, тянемся - Людмила Руслановна, Назим Измайлович спасибо вам, что поддержали, где-то вразумили, где-то протянули руку помощи. Сергей Керменович - СПАСИБО, что с самого начала помогали  нам, мы бунтовали, конечно, но дети - они такие, они шумят, но так они учатся. Алан Бигулов - твой подарок служит нам верой и правдой в нечеловеческих условиях, и в горах, и  на равнине.

Мы входим в Новый год с новыми планами и старыми идеями. И думаю, что если мы будем работать, то все у нас будет хорошо.

Алилуйя или Доброе утро

Утро встретило полной невозможностью растолкать старшего младенца в школу. После ночи кашля ребенок открыл многозначительно один глаз, так же многозначительно кивнул в ответ на вопрос "идешь ли ты, душечка, в школу? И если идешь, то неплохо бы встать, ибо уже опаздываем", а потом повернулся на другой бок и продолжил деловито сопеть носом. На все прочие попытки растолкать и растормошить ребенок ответил глухой несознанкой и был оставлен мною в покое, ну собственно и правильно, ибо чего уж там  - нефиг в такой знаменательный день еще куда-то ходить. Вот еще выдумали. Радостно проинформировав учительницу о таком положении дел, я получила столь же радостный (причем это была радость нескрываемая) ответ, что мол пусть дитятко поправляется, по русскому мы получили 4, но самое главное, что утром на двери класса был обнаружен приказ директора школы, о том, что со следующей недели уроки в школе будут начинаться не в 8:30, а в 9 часов утра.  Аллилуйя. 
За окном туманный армагеддон, и ни зги не видать. В компе радио "город". Пойду я посплю еще, раз такое дело. И да:

Доброе утро! 

История про Ромку

Вы помните Ромку? Ромка родился со страшной расщелиной в губе, которая повлекла деформацию носа, с заболеванием, которое ЛЕЧИТСЯ путем не самых сложных в мире операций. У него не было ни ДЦП, ни отставания, он в целом вполне себе здоровый и чудный ребенок. Но он жил в детском доме, потому что от него отказались. Его бросили прямо в роддоме.
main560 
Тогда ценой участия многих-многих неравнодушных Ромке сделали операцию. И даже были желающие, которые били себя в грудь, что они его заберут. Но так никто не забрал. Теперь Ромка выглядит так.
tow4 
И он по-прежнему живет в детском доме. Почему-то наши сограждане не хотят усыновлять этого мальчика. Повторюсь, практически здорового, умненького паренька.
Однако с их полного одобрения государство решило повести себя как собака на сене. И сам не ам и другим не дам. При этом у нас не самые плохие условия, у нас в детском доме к детям прекрасно относятся. Но есть и другие, где отношение другое. О чем тогда говорить, когда у ребеночка диагноз? Если не забирают здоровых? И почему за Ромку какой-то холеный упырь принимает решение? 
Во многом после Ромки я поняла, что не могу работать в благотворительности. Потому что я не могу его забрать, я не потяну, это слишком большая ответственность для меня. Но теперь для него отрезали еще один путь, кто знает, может быть именно по этому пути и должна была придти та женщина, кто назвал бы его сыном.
Вобщем нет у меня цензурных слов. Одни междометия.

Оконная тема 2013

Вы все  можете ждать конца света, а мы дружно ждем Нового года. А потому, по заведенной много лет назад традиции, рисуем на окнах. И нам не мешает ни отсутствие снега за окном, ни совершенное неумение рисовать, ни дикий Надюшин кашель, из-за которого она уже неделю торчит безвылазно дома. Собственно окон пригодных для рисования у нас в квартире всего два. Начали с детской. 
NY0466
Мишке это занятие быстро надоело, а Надюша с удовольствием докрасила вместе со мной все окно. Вот она за работой, и не скажешь, что болеет.
А вот что у нас получилось после 2, 5 часов хохота и визгов. Художники - не ржать. Я честно предупредила, что рисовать мы не умеем, но очень любим.Collapse )

Смотрите какие волшебные ребята


“Melomel” - первый московский коллектив, сделавший основой репертуара народную музыку центра Франции, незаслуженно малоизученную отечественными фолк-исполнителями.

Мы берем традиционные песни и танцы (которые имеют очень мало общего с привычным парижским вальс-мюзеттом), приправляем их (слегка, чтобы не испортить естественный вкус продукта) собственными аранжировками, и выносим на Ваш суд." - так написано у них на странице ВКонтакте.

Виш лист

Напротив моего дома есть продуктовый магазин. Каждый день я вижу, как в 11 часов к нему подъезжает зеленый Опель (а годик назад подъезжала раздолбанная четверка), из него выходит хозяин в вечно-затасканном спортивном костюме темно-синего цвета с какими-то невнятного цвета полосками. А еще из Опеля выходит хозяйка магазина, бишь жена хозяина. Элегантная дама, одетая с иголочки. По совместительству она еще продавщица. Когда хозяйки нет, за прилавком стоит ее дочь -студентка и играет в телефон. И тогда возле магазина торчит столбом какой-то навороченный джип. Мальчик.  Весь день в магазине пьют кофе, а по вечерам, бывает, что-нибудь  покрепче. Приезжают и уезжают машины с товаром. А в 9 часов вечера они садятся в свой Опель и уезжают, оставляя меня смотреть на черную железную дверь. 
Иногда я хочу такую жизнь как у них. Очень насущная такая жизнь, основательная, где-то даже правильная. Почти такая же, как была у булочника-грузина, что держал ларек на углу нашей улицы. Помер, бедолага, несколько лет назад. Теперь его жена держит овощную лавку, уже на другом углу той же улицы.
Им всем не до баррикад, зачем они эти баррикады? Мысли у них насущные и собственные: бизнес развить, в квартире ремонт сделать, машину обновить, детей поднять, на ноги поставить. А  других мыслей и не надо, пустое это все. Я иногда думаю, что их жизнь  правильнее, чем моя. Гораздо лучше жить так, спокойнее. 
А я все мечусь, бьюсь лбом в какие-то стенки. Зачем? Бессмысленная возня, и вечная говорильня. А копнешь - что я умею - ничего. Ни хлеб испечь, ни сыр сделать, ни корову подоить, ни землю вспахать. По большому счету ничего  не умею. Говорить только. Писать плохенько, и драться. Драться тоже умею. 
Хочу неделю тишины. Чтобы никого вокруг, ни телефона, ни телевизора, только тишина. Хочу сосредоточенности, не могу сосредоточится. Распаляюсь. Меня это раздражает.  Хочу дописать сценарий, но не могу, все вокруг гудит. И внутри гудит. Слишком много невыполненной работы.
А еще хочу на Новый год хорошую куртку и треккинговые ботинки. Коламбиевские или Экковские. А то мои старые
на заиндевевшей траве скользят. Еще детям хочу книжек на Новый год, а они хотят льва-болтуна, гараж для чагингтонов и кота-матросика. Жертвы рекламы. 
Хочу фотоаппарат canon 650d или ту же соньку альфа 77. Жаль только в Деда Мороза уже не верю, писать некому. А вот еще хочу постоянное финансирование на Потерянную Осетию. Эдак миллиона на полтора в год.
А денег для себя уже, наверное, не хочу, все-равно не будет. А если и будут, то скоро кончатся. Что ж их все время хотеть что ли?